Баллада как жанр литературы - Героїчні пісні й балади у світовій літературі - Зарубіжна література - На допомогу вчителю - Сайт учителя
Вхід Головна Мій профіль Вихід

CАЙТ УЧИТЕ
ЛЯ УКРАЇНСЬКОЇ МОВИ,
ЛІТЕРАТУРИ та ЗАРУБІЖНОЇ ЛІТЕРАТУРИ,
заступника директора з НВР
Слов'янської ЗОШ І-ІІІ ст. 15

ЄФРЕМОВОЇ МАРИНИ МИКОЛАЇВНИ

Ви увійшли як Гість | Група "Гості" | RSS
Меню сайту

На допомогу вчителю

Головна » Статті » Зарубіжна література » Героїчні пісні й балади у світовій літературі

Баллада как жанр литературы

    Баллада - повествовательная, эпическая песня, причем ее повествовательность, "сюжетность”, подчеркиваются отсутствием описания внешности и переживаний героев, предыстории конфликта, авторского отношения к происходящему - пояснений, морализации. Рассказ строго объективен. Действие баллады сосредоточено на одном эпизоде, одном конфликте. Баллада, вместе с тем, всегда драматична. Конфликты в ней разрешаются в резких столкновениях, передаются самые динамичные узлы событий, развит диалог, динамика действия усилена композиционным приемом повторения с нарастанием. В балладах использованы: средневековая символика, аллегория, народные поверья, также усиливающие драматизм действия.

     Главное отличие баллады от эпоса заключается в принципе типизации и в способах изображения человека. Эпос создает образы чрезвычайно масштабные, преувеличенные; образы эти, получая самостоятельное значение, кочуют из былины в былину. Эпос "общенароден” и оптимистичен. Баллада же решительно отказывается от эпического преувеличения, обращается к индивидуальной, частной судьбе, к трагическому в жизни. Способом типизации в балладе является сюжетная коллизия, а не образ. Герой баллады не может быть "оторван” от сюжета. Баллада сделала достоянием искусства новые трагические противоречия общественной жизни, незнакомые эпосу.

   Лирическая песня приносит с собою эмоциональный характер изображения действительности, авторское переживание, оценку события действующим лицом - героем песни. В балладе этого нет. В песне соответственно меняется композиция, описание начинает преобладать над действием. Сюжет заменяется картиной. Все это позволяет сравнительно легко отличить лирическую песню от баллады.

Балашов Д.М. Постановка вопроса о балладе в русской и западной фольклористике. // Труды Карельского филиала Академии наук СССР,1962. – Выпуск 35 (Вопросы литературы и народного творчества).

 

***

    Особенности народной баллады как общеевропейского жанра пытается наметить современный американский ученый Джерулд, опираясь на данные не только англо-шотландских, но и скандинавских, немецких баллад, испанских романсов и баллад других европейских народов, в том числе славянских. Он определяет балладу как повествовательную народную песню, выделяя три основных жанровых признака.

    Первый признак—внимание творцов обращено на сюжет больше, чем на описание характеров. Действие сосредоточено в одном эпизоде, предыдущие причины события опускаются, прошлого нет, рассказ начинается сразу с действия, с факта, ведется с минимумом объяснений или дополнений, что отличает стиль балладного повествования от более обстоятельного стиля эпоса.

   Второй признак—драматичность баллад. Обязателен кульминационный пункт действия, события передаются в самых напряженных самых действенных моментах, все, что не относится к действию, убрано. Диалог в балладах посвящен непосредственно действиям, передает и отражает их, увеличивая драматизм. Баллады драматичны, потому что они представляют действия, события, частью которых являются диалоги героев.

  Третий признак—объективность повествования, "неперсональность”, отсутствие авторского вмешательства. Чувства выражают герои, но не авторы баллад. Когда баллада начинается рассказом от первого лица, это также не есть авторское вмешательство. Первое лицо—герой баллады, а не автор, рассказ часто переходит затем к объективному изложению, а если эта объективность и нарушается, то, видимо, как предполагает Джерулд, это происходит под влиянием лирики.

Ярцева В. Проблема баллады в англо-американской фольклористике. // Советский фольклор (сб. статей и материалов),1936. - № 4-5.

 ***

Баллада — в средние века у романских народов первоначально обозначала песню, исполнявшуюся обычно женщиной, с хоровым и хороводным сопровождением. (Провансальская balada, итальянская ballata, французская ballade происходят от народно-лат. ballare — плясать). Установить жанровые отличия баллады в этой ее форме от других плясовых песен (напр., прованс. dansa) можно только предположительно. Постоянными темами ее были любовь, весна, ревнивец-муж и т. п. В средневековой Италии мы встречаем балладу у Данте (напр., в «Новой Жизни»), у Петрарки и др., как лирические стихотворение, уже не связанное с танцем, но не отлившееся в какую-нибудь строго фиксированную форму. Каноническая литературная форма баллады устанавливается постепенно к концу средних веков в Северной Франции. Она представляет собой лирическое стихотворение в три строфы, обычно по восьми или десяти восьмисложных или десятисложных стихов каждая, с проведением одинаковых, трех или четырех, рифм в одной и той же последовательности из строфы в строфу. Позднее к балладе стали присоединять так наз. «посылку» envoi в четыре стиха на те же рифмы. Как строфы, так и envoi оканчиваются одинаковым стихом — припевом (refrain). Eustache Deschamps, Alain Chartier, Карл Орлеанский, Христина Пизанская, Francois Villon, Clement Marot— вот те поэты, которые сделали балладу классической и излюбленной формой лирического творчества во Франции 14-го и 15-го века. В 16-м веке баллада выходит из моды. Ронсар, Дю-Беллэ, позднее Буало клеймят ее, как устарелый жанр. И только в 19-м веке Теодору де-Банвилль и Франсуа Коппэ удается возродить ее. У нас в России опыты баллады этого типа находим у Брюсова, Гумилева, Кузмина и некоторых др. современных поэтов. Совершенно иное значение и иную историю имеет термин баллада, каким мы его встречаем впервые в нашей поэзии у Г. П. Каменева (1772—1803) с его «Громвалом» и у Жуковского. Этот жанр баллады, как лирико эпической строфической поэмы небольшого размера, если имеет, то лишь очень отдаленную связь с романской балладой. Его ближайшей родиной следует считать Англию и Шотландию, отчасти скандинавские страны, хотя параллели можно найти и у других европейских народов. Метрические признаки в балладе этого типа не играют значительной роли. Жанр ее устанавливается более по содержанию. Эпическая тема излагается прерывисто, эпизодически, фрагментарно, оставляя большой простор фантазии слушателей, которая работает уже окрашенная лирическим тоном баллады, чаще всего мрачным, меланхолическим. Вначале — это героические или бытовые народные песни, часто фантастического характера, воспевающие иногда исторических лиц. Излюбленным народным героем, вокруг которого сложился целый цикл баллад, является в Англии веселый стрелок и добрый разбойник Робин Гуд. В 18-м веке появились первые записи народных английских, и шотландских баллад. Знаменитый сборник епископа Томаса Перси („Reliques of Ancient English Poetry" 1765 г.) особенно повлиял на развитие интереса и вкуса к ним в обществе и на первые литературные подражания этому жанру. Роберт Берне, Вальтер Скотт, Кольридж, Соути, Кемпбель и др. ввели балладу в литературу и надолго сделали ее популярной и за пределами своей родины. С конца 18-го столетия литературная баллада такого же типа появляется и в Германии. Бюргер, Гете, Шиллер, Брентано, Уланд, Гейне и др. черпают содержание для своих баллад из средневековых преданий. Гердер, Уланд собирают народные песни балладного типа. В балладе выражается характеризующее эпоху увлечение народной стариной и ее верованиями, Но по внешнему типу баллад пишутся Шиллером и лирико эпические стихотворения на античные темы («Поликратов Перстень», «Ивиковы Журавли» и др.). Подобным же образом зачисляет Гете в разряд своих баллад «Коринфскую невесту» и «Бога и баядеру». В подражание английским и шотландским балладам возник этот жанр в 19-м веке и во Франции в творчестве Мильвуа, Жерара де-Нерваля, Виктора Гюго (сборник „Odes et Ballades" и др.). С немецкой и английской балладой связана и русская балладная традиция, созданная Жуковским, писавшим и оригинальные баллады («Светлана», «Эолова арфа», «Ахилл» и др.), но, главным образом, привившим вкус к этому жанру своими переводами из Бюргера, Шиллера, Гете, Уланда, Соути, Вальтер Скотта и др. В творчестве Пушкина кроме таких его пьес, как «Песнь о вещем Олеге», «Жених», «Утопленник», цикл «Песен Западных славян» может быть отнесен по жанру к балладам. Отдельные баллады находим у Лермонтова («Воздушный корабль» из Зейдлица, «Морская царевна»). Особенно культивировал этот жанр Алексей Толстой, называвший те из своих баллад, в которых он обрабатывал темы родной старины, былинами («Алеша Попович», «Илья Муромец», «Садко» и др.). Целые отделы своих стихотворений называли балладами Фет, Случевский, из наших современников Брюсов („Urbi et Orbi"), применяя этот термин уже более свободно и распространительно. (В своих «Опытах» Брюсов, говоря о балладе, указывает только на две своих баллады, так сказать, традиционного лирико эпического типа: «Похищение Берты» и «Прорицание»). Ряд шуточных баллад пародий оставил Вл. Соловьев («Таинственный пономарь», «Осенняя прогулка рыцаря Ральфа» — «полубаллада» и др.).

 М. Петровский.

 Copyright © 2008 literatyra.mirahost.ru

Категорія: Героїчні пісні й балади у світовій літературі | Додав: efremova-marina (21.10.2011)
Переглядів: 1279 | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Звіримо час

Думки відомих
Пошук
Корисні посилання
СайтМетодсоветОсвітній порталПереводчик онлайн�������-����
Відеоуроки
Сайт Сайт
Copyright MyCorp © 2016
Створити безкоштовний сайт на uCoz